Лекция в Кемеровском государственном сельскохозяйственном институте 28 марта 2012 года

Уважаемый Виктор Иванович, ректор Кемеровского государственного сельскохозяйственного института, 

преподаватели и студенты Вуза!

Уже традиционно мы с Вами собираемся здесь в актовом зале института в преддверии самого главного церковного праздника Светлого Христова Воскресения. Нынешний 2012 год согласно указу Президент РФ Дмитрия Анатольевича Медведева объявлен годом российской истории. История нашего государства всегда была тесно связана с жизнью и деятельностью Русской Православной Церкви. В данном контексте позвольте озвучить тему нашего сегодняшнего доклада: «Значение Русской Православной Церкви в истории нашего Отечества». Конечно, за одну встречу обо всех событиях Отечественной истории нам с Вами поразмышлять не удастся, поэтому давайте остановимся на некоторых переломных моментах исторических эпох, обзорно проследим взаимодействие государства и Церкви от начала существования русской государственности, до периода, который историками называется «новейшим».

                                                       Крещение Руси, его значение для культуры России.

Крещение Руси, осуществленное святым равноапостольным князем Владимиром в 988 году, положило начало истории Русской Православной Церкви. С введением на Руси христианства было положено начало образованию, православие пробудило в русском обществе первую потребность книжного учения, принесло с собой и первые книги. Князь св. Владимир, вскоре после крещения народа, стал строить училища и отбирать детей лучших граждан в ученье книжное; Первое грамотное поколение русских христиан образовалось еще при святом Владимире. Главными ревнителями и распространителями христианского образования были люди духовные, оттого и средоточие образования — школы и библиотеки — были при церквах и монастырях.

Безусловно, становление самого государства и нации, духовно-нравственное совершенствование наших предков, что нашло свое выражение в непревзойденных образцах церковного искусства – храмостроительстве, иконописи. Всеми своими высшими достижениями Россия обязана христианству, от Софии Киевской, от иконы Троицы Рублева – до «Повести временных лет». Справедливо будет отметить, что история архитектуры на Руси начинается со строительства церквей, история живописи – с храмовых фресок, мозаик и иконописи, история письменности – с составления славянской азбуки святыми братьями Кириллом и Мефодием, история книжного искусства – с Остромирова Евангелия.

Деятельность Русской Православной Церкви в период Татаро-Монгольского владычества.

В 1237-1240 годах Россию постигло нашествие монголов. В этот страшный период заслуга церковных иерархов в решении многих проблем в жизни наших соотечественников была не малой. Пользуясь веротерпимостью монголов, первый в монгольское время митрополит Кирилл в самой столице ханов Сарае учредил православную епархию, а у хана Менгу-Темира выпросил ярлык духовенству. Церковные земли и угодья, церковные люди, вещи, книги, иконы и прочее объявлены неприкосновенными; запрещено под страхом злой смерти хулить православную веру. По другому ярлыку хана Узбека митрополиту Петру духовенство освобождено было от всякого ханского суда; все церковные люди (а их в то время было абсолютное большинство) подчинены были суду митрополита и притом по всем делам, не исключая уголовных. Таких ярлыков духовенству известно семь.

В 1240 г. такой поход на Россию предпринял шведский властитель Биргер. На Неве встретил его новгородский князь Александр Невский и нанес шведам поражение. Это была как национальная, так и религиозная борьба.

В настоящее время мы все восхищаемся благолепием главного столичного города нашего государства. Возвышение Москвы происходит в эти тяжелые времена. Это становится возможным также не без участия Русской Православной Церкви. Пребывание митрополита Петра в Москве давало этому городу значение главного города всей земли. Князей было много, а митрополит был один. В 1328 году московский князь уже становится великим.

Иерархия в это время постоянно была связующим средоточием русских земель, до последнего времени поддерживала связь с Россией даже ее западной половины, отторгнутой владычеством чуждых князей. Великие князья понимали, что для них значили митрополиты, и оказывали им высокое уважение и полное доверие. Все княжеские грамоты начинались словами: «по благословению отца нашего митрополита», и скреплялись митрополичьей подписью и печатью; пред митрополитом князья давали крестное целование друг другу и разбирали свои споры. Понятно, что верховная власть, воспитавшаяся под руководством иерархии, приучалась действовать на основании не столько юридических, сколько нравственных начал, считала своим долгом простирать свое влияние не только на гражданские отношения подвластных, но и на их религиозно-нравственную жизнь.

Эпоха преподобного Сергия – эпоха русской святости, расцвета искусства и культуры. Именно во время жизни этого светильника веры Русь начинает выходить из огненного испытания, поднимается и окончательно свергает монгольское иго.

История сообщает, что в 1363 году, например, преп. Сергий путешествовал в Ростов, чтобы примирить Ростовского князя с Московским. И, действительно, князь Константин заключил мир  с Димитрием, Московским князем. В 1364 году преп. Сергий ходил в Нижний Новгород снова с миротворческой целью к князю Борису Константиновичу, самовольно, захватнически воцарившемуся в Нижнем Новгороде. Когда увещания оказались безуспешными, игумен Сергий, по данной ему власти от митрополита Алексия, затворил все храмы в городе, запретил совершать богослужение. Князь Борис покаялся, явился к великому Московскому князю с повинной, и мир был водворен.

В 1380 году преп. Сергий, чтобы поддержать дух русского войска и князя Димитрия Донского, послал ему двух своих монахов Пересвета и Ослябю, передав через них князю: “Ты победишь!” “Благословив Димитрия Донского на Куликовскую битву с мамаевыми полчищами,- говорил глава Русской Церкви патриарх Сергий (Страгородский),- преп. Сергий Радонежский послал в ряды русских войск двоих сподвижников из числа братии Троицкой Лавры. Два воина не много могли прибавить силы русскому оружию. Но они были посланцы от преп. Сергия и его Лавры. Видя их  в своей среде, русское воинство воочию убеждалось, что на святое дело спасения Родины оно благословляется Православной Церковью, что молитвы Сергия сопровождают его на поле битвы. Это было утешением, ободрением верующему воинству на предстоящий ему великий подвиг” /Преп. Сергий и его духовное наследие. М., 1947, с.86/.

Нельзя не сказать о другом миротворце и современнике преп. Сергия митрополите Алексие, который ради мира и блага Русской Земли бесстрашно ездил в Золотую Орду, где исцелил от болезни ханшу Тайдулу по своей молитве и привез на Русь мир  и благоволение хана.

Подвиг святителя Алексия, митрополита Московского, был велик. Он взошел на Первосвятительский престол, когда Отечество наше находилось в самых тяжких за всю свою историю условиях. Большая часть Руси, включая Первопрестольный Киев, была разорена и находилась под неусыпным контролем и наблюдением внешних сил. В силу этих обстоятельств Первосвятительская кафедра была переведена вначале из Киева во Владимир, а затем по внушению свыше кафедра была перенесена в град Москву. Но святитель Алексий сознавал свою ответственность за всю Русскую Церковь и всей душой стремился посетить и разгромленный и разрушенный Киев, и другие близкие его сердцу епархии Южной и Юго-Западной Руси.

С другой стороны, величайшая ответственность была возложена на святителя еще и потому, что великий князь в ту пору был в незрелом возрасте и управление Русью — не только церковное, но и гражданское — во многом сосредоточилось в руках святителя. И вот святитель Алексий, заботясь о духовном и материальном благополучии своего народа и вместе с тем стремясь не допустить новых набегов на Русь и новых разорений, отправляется в Золотую Орду со смирением, с кротостью, в уничижении. Но силой, которую ему дал Бог, он исцеляет ордынскую царевну от слепоты и покоряет тем самым сознание и ум тех, в чьих руках была судьба Руси.

Он себя уничижал, в смирении шел в Золотую Орду и смирением своим и силой Божией смягчал сердца тех, кто в любой момент мог принять решение о принесении новых страданий земле Русской. Вспоминая его смирение, поиски правды, его слезы и, наконец, его реальные страдания Христа ради, мы прославляем великого угодника Божия как молитвенника и ходатая за всю Русь Святую, за всю историческую Русь, за всю единую Церковь Святой Руси.

Завершая наш разговор об этом периоде, мне бы хотелось привести слова выдающагося русского иконописца и богослова XX столетия Леонида Александровича Успенского, который дает характеристику этому сложному времени: «Именно Православная Церковь воплощала в жизнь стремления и чаяния русского народа, его стремления к объединению и освобождению. В лице своих лучших представителей, в первую очередь преподобного Сергия Радонежского и московских святителей, осуществляла она церковное и духовное сплочение великой Руси вокруг Москвы, предшествовавшее сплочению государственному. И борьба с татаро-монгольским игом «была не только национальной, но и религиозной задачей». Княжеские же междоусобицы и раздоры при единстве веры противоречили самой природе Церкви.

Смутное время.

Потрясением для всего Московского государства стало убийство младшего сына Ивана Грозного царевича Дмитрия, совершенное в городе Угличе 15 мая 1591 года. В это время в польской Украине появился человек, назвавший себя царевичем Дмитрием, сыном Ивана Грозного. Он принял католичество и дал клятву присоединить к унии с Римом Русскую Церковь. Собрав войско из польских добровольцев и казаков, Лжедмитрий перешел границу и двинулся к Москве.

Патриарх Иов твердо стоял на стороне законного царя и осудил самозванца. Первосвятитель посылал письма князю Константину Острожскому, польскому дворянству и духовенству, увещевая их не верить Лжедмитрию. Он старался рассеять ложные слухи о его царском достоинстве и предал самозванца анафеме.

Тем не менее, в Москве был составлен заговор в пользу Самозванца. Заговорщики свергли и убили царя вместе с матерью. Ворвавшись в Успенский собор во время литургии, они сорвали с Иова святительскую одежду, святитель после долгих публичных издевательств сослан в Старицкий Успенский монастырь.

В 1606 году митрополит Казанский Гермоген, которого святитель Иов благословил быть своим преемником стал Патриархом. Патриарх Гермоген все время своего предстоятельства оставался непоколебимым столпом Церкви и государства. Патриарх рассылал по городам грамоты, разоблачая нового самозванца. За это патриарх был арестован и заточен в Чудовом монастыре. Там Гермоген мученически скончался от голода и жажды 17 февраля 1612 года.

Патриарх Ермоген — мученик на Московском Патриаршем престоле — символ жертвенного служения Церкви и на все времена пример верности Христу и любви к Отчизне. В конце XVI — начале XVII века наше Отечество пребывало в глубоком духовном, экономическом и политическом кризисе. Прекращение царской династии, многочисленные распри между боярскими родами, иноземное вторжение и народные волнения поставили страну на грань катастрофы; нависла угроза насаждения иной веры. В условиях массового духовного помрачения, когда большинство не понимало, где друг, а где враг, когда даже часть Церкви приветствовала иноземцев, считая их правление благом, святитель Ермоген, будучи брошенным в темницу оккупантами и испытывая физические страдания, остался верен своей стране и высокому Патриаршему долгу. Пламенными воззваниями и личным примером он показал народу важность стояния в правде. Архипастырь не потерял того духовного критерия, который позволяет ясно различать правду и ложь. Он сохранил эту способность именно потому, что был близок к Богу и никакие материальные блага, соблазны власти и комфорта не могли помрачить его внутреннего зрения, просветленного Божественной Истиной.

Под влиянием его посланий и по его благословению было сформировано ополчение Кузьмы Минина и князя Пожарского, которое освободило столицу. Однако сам угодник и исповедник Христов не дожил до этого долгожданного события: враги уморили его голодом в заточении. Вспомним замечательный пример гражданина Минина. Для того чтобы понять, чт? сделал этот человек, давайте мысленно поставим себя на его место. Страна в разрухе, как я уже сегодня имел возможность сказать, — «спасайся кто может». На фоне всего этого разброда, конфликтов, междоусобиц, моря крови сразу обнаруживаются люди бесчестные, желающие сделать нечто благое лично для себя, часто на костях других. Страна погружается в хаос, и каждый поневоле начинает думать только о себе, потому что в любой момент могут ворваться в твой дом, убить твоих близких, осквернить твою жизнь, забрать все то, что ты нажил за всю свою жизнь. Патриарх Гермоген — единственный духовный лидер страны, к голосу которого все прислушивались, — в Кремле, в заточении, в подвале Чудова монастыря. Но и оттуда он все-таки пишет свои воззвания, и эти воззвания, несмотря на то, что никаких СМИ не существовало, достигают людей, что тоже удивительно. Такое послание попадает в руки Минина в Нижнем Новгороде. Минин — человек зажиточный, городской староста, при этом Нижний Новгород пребывает в сравнительном благополучии по сравнению с другими частями России. И что вы думаете? Вдруг человек принимает решение все оставить и полностью посвятить себя только одному делу — освобождению народа, освобождению страны. Он не был полководцем, он даже не был дворянином; он не принадлежал к аристократии, к элите, он был человеком от народа, с ограниченной возможностью влиять — но ведь повлиял! Он стал собирать деньги — то, что ему было ближе, ведь он был городской староста, он занимался финансами, хозяйством. Минин понял, что без собирания денег ничего не будет. Он вдохновил людей на эти огромные пожертвования. Ни одна копейка не пропала, ничто не ушло «налево». Никакие соблазны не смогли поколебать его решимости, и было создано ополчение.

Часто бывает, что появляется народный лидер, люди откликаются на его слова, объединяются вокруг него, и голова у лидера начинает кружиться, появляется желание монополизировать власть, стать единственным и неповторимым. А что делает Минин? Он делает свое дело: он умеет собрать людей, умеет вдохновить, умеет скопить деньги, направить их на нужное дело, а вот войска он не сможет повести. Он не может быть полководцем. И он разделяет свой авторитет, свою популярность с другим человеком, с Дмитрием Пожарским, князем-полководцем. И они вместе, рука об руку, не деля власти, не конкурируя, делают одно общее дело. И мы знаем, что это дело закончилось освобождением нашей страны. Невероятно поучительная история. Она очень многому нас учит, и, в первую очередь, — инициативе.

Призыв патриарха Гермогена к борьбе против захватчиков был услышан Церковью и народом. На этот раз церковная иерархия явила пример патриотизма. Во время осады Новгорода интервентами архиепископ Исидор лично присутствовал на стенах и воодушевлял горожан. Мученически погибли за свою преданность вере и отечеству епископ Тверской Феоктист и владыка Суздальский Галактион. Во главе народной борьбы против захватчиков стояли Казанский владыка Ефрем, епископ Смоленский Сергий, митрополит Ростовский Филарет и другие. Центрами сопротивления врагу стали русские монастыри. Многие из них были полностью разрушены, другие, превратившись в настоящие крепости, выстояли. Кириллов монастырь, например, выдерживал осаду пять лет. Но особой славой увенчал себя Свято-Троицкий Сергиев монастырь. Он смог выдержать 16-месячную осаду 30-тысячного польского войска, имея всего лишь чуть более двух тысяч защитников из монахов и людей разных сословий. Возглавлял оборону келарь (заведующий монастырским столом) Аврамий Палицын, составивший повесть об осаде Троицкого монастыря.

Смутное время, бурями своими поднявшее с Русской земли все ее плевелы и ознаменовавшееся множеством измен и кровавых преступлений, показало вместе с тем и духовную прочность народа. В сокровищницу народной памяти вошли подвиги патриархов Иова и Гермогена, защитников Троицкой лавры, князя Дмитрия Пожарского, Козьмы Минина, Ивана Сусанина и множества других патриотов, которые поднялись на защиту Православной веры и своего Отечества – Святой Руси.

РПЦ в XX и XXI веках.

В начале XX века революционные преобразования в России затронули все стороны национальной жизни; они повлекли за собой коренной переворот в отношениях между государством и Церковью. Были разрушены и осквернены тысячи храмов, сотни монастырей, сотни тысяч верующих людей были неповинно замучены, расстреляны в застенках лагерей только за то, что свидетельствовали о своей вере в Бога. Не была исключением и наша Кузнецкая земля. В Кузбассе подобные тюрьмы и сиблаги располагались на территориях Мариинского, Чебулинского и Таштагольского районов области. Именно там завершили дни своей земной жизни — преподобномученик Филарет Срезневский (умер в 1942 году на четвертом лагерном пункте Новоивановской колонии Сиблага в Чебулинском районе), священномученик Григорий Аверин (расстрелян в 1937 году в Таштагольском районе), священномученик Серафим, архиепископ Угличский (расстрелян в 1937 году в Мариинском районе) и многие другие.

К 1939 году на территории России осталось всего сто православных прихода. За период правления богоборческой власти, по сведениям председателя комиссии по реабилитации жертв репрессий А. Н. Яковлева, было репрессировано около 500 тысяч священнослужителей, 200 тысяч из них было расстреляно («Известия», 1995, 29 ноября). Русская Православная Церковь находилась на пороге полного уничтожения.

Мы прошли через политические репрессии, через все эти кошмары жизни без Бога, и сейчас наш народ, отталкиваясь от того страшного опыта, пытается по-новому устроить свою жизнь. И потому возводятся храмы по всему лицу земли нашей. Не по приказу сверху, не по чьей-то команде — храмы возводятся в ответ на веру людей. Мы хотим стать иными, мы хотим, чтобы страна наша, народ наш жили свободно, мирно, чтобы была справедливость в общественных отношениях, а потому и обращаемся с молитвой к Богу. Мы хотим, чтобы в душе нашей были мир и радость, чтобы счастливыми были наши дети и внуки, чтобы младшие уважали старших, чтобы старшие имели разумение правильно строить свои отношения с младшими.

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война, которая убедительно выявила пламенный патриотизм духовенства и церковных чад, их беззаветную преданность Родне. В первый же день войны Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий обратился к духовенству и пастве с Посланием, в котором благословил их на защиту Отечества: “Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа… Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она небесным благословением предстоящий народный подвиг, благословляет всех на защиту священных границ нашей Родины,- писал митрополит Сергий в своем воззвании /РПЦ. Изд Моск. Патр. М., 1980, с. 118/. В пасхальном послании, составленном 2 апреля 1942 года, Первосвятитель раскрыл антихристианскую нацистскую идеологию. 30 декабря 1942 года митрополит Сергий обратился к пастве с призывом собрать средства на сооружение танковой колонны имени Димитрия Донского. В ответ на призыв Первоиерарха на танковую колонну собрано было более 8 миллионов рублей. В Новосибирске православные клирики и миряне отдали 110 тыс. на строительство самолетов Сибирской эскадрильи «За Родину». Всего за войну по приходам собрано было более 200 миллионов рублей на нужды фронта. Кроме денег, верующие собирали также теплые вещи для солдат: валенки, рукавицы, телогрейки.

Митрополит Алексий (Симанский) жил при Никольском соборе и служил в нем каждое воскресенье. Своими проповедями и посланиями он вливал в души исстрадавшихся питерцев мужество и надежду. В вербное воскресенье в ленинградских церквях было прочитано его архипастырское обращение, в котором он призвал верующих самоотверженно помогать воинам честной работой в тылу: «Победа достигается силой не одного оружия, а силой всеобщего подъема и могучей веры в победу, упованием на Бога, само воинство наше сильно не одною численностью и мощью оружия, в него переливается и зажигает сердца воинов тот дух единения и воодушевления, которым живет теперь весь русский народ». По всей стране в православных храмах служились молебны о даровании победы. В приходах проводился сбор средств на нужды обороны, на подарки бойцам, на содержание раненых в госпиталях и сирот в детских домах.

Война стоила нашей Родине гибели 25 миллионов ее сынов и дочерей, среди которых были миллионы православных. Русская Церковь потеряла прекрасные храмы, разрушенные артиллерийскими обстрелами, взорванные бомбами; уцелевшие церкви на освобожденных территориях были опустошены, разграблены; святыни осквернены.

Владыка Лука (Войно-Ясенецкий) был первым правящим Сибирским архиереем. Осенью 1942 года епископ Лука (Войно-Ясенецкий) был возведен в сан архиепископа с назначением на Красноярскую кафедру, которой управлял до конца 1943 года. Ему выпали самые тяжелые годы, когда в стране шла Великая Отечественная война. Являясь прекрасным врачем-хирургом, святитель не только молитвой и архипастырским словом поддерживал верующих в смертельной схватке с фашисткими окуппантами, но и оперировал раненых воинов советской армии, оказывал медицинскую помощь пострадавшим. Патриотическая деятельность владыки была высоко оценена Правительством страны: он стал лаурятом Сталинской премии, а его труды по медицине по настоящее время изучаются студентами в высших медицинских заведениях.

8 сентября 1943 г. он был участником Собора, единогласно избравшего митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси. Этот же Собор постановил отлучить от Церкви всех епископов и священнослужителей, изменивших Родине и перешедших в лагерь фашистов, и лишить их сана.

4 сентября 1943 г. митрополиты Сергий, Алексий и Николай были приглашены в Кремль для встречи с Председателем Совнаркома И.В.Сталиным. Состоялась беседа, в которой принял участие и заместитель Главы Правительства В.М.Молотов. Беседу начал Молотов. Он сказал, что Правительство хочет знать нужды Церкви. Митрополит указал на необходимость широкого открытия храмов, количество которых совершенно не удовлетворяет религиозные потребности народа. Он также заявил о необходимости созыва Собора и выборов Патриарха. Наконец, он заявил о необходимости широкого открытия духовных учебных заведений, так как у Церкви отсутствуют кадры священнослужителей.

Это было чудо. По всем оценкам мы должны были проиграть эту войну. Нужно посмотреть на историю открытыми глазами — тогда станет ясно, что на самом деле произошло. Невозможно сравнивать военную мощь Германии и Советского Союза в начале войны — организацию, дисциплину, немецкий порядок. И вот такая армада вступила на территорию страны, прошедшей через гражданскую войну, измученную внутренними конфликтами. Да, партия пыталась объединять, однако она объединяла своих единомышленников. Но ведь большинство людей не были членами партии! А сколько среди них было людей обиженных, репрессированных, детей репрессированных… И великое Божие чудо явилось в том, что народ объединился во имя победы и оказался способным принести колоссальные жертвы. Это невозможно объяснить ни организационными партийными мероприятиями, ни даже авторитетом Сталина, потому что среди людей оставалась значительная внутренняя оппозиция. Она была скрытая (открытая оппозиция вся была разгромлена), но общество не было консолидировано настолько, чтобы все вместе могли встать на защиту. И все-таки народ объединился и сумел, принеся невероятные жертвы, отстоять страну, нашу русскую цивилизацию, если хотите, наш мир. Все это исчезло бы с карты земного шара. Это великое Божие чудо — Господь приклонил милость.

Политизация общественной жизни первой половины 90-х годов, процессы распада СССР, кризис власти в 1991 году, противостояние ветвей власти в 1993 году поставили перед священнослужителями важный вопрос – какова степень участия Церкви в государственной политике?

Патриарх Алексий II сразу же после избрания заявил о своей позиции: Церковь отделена от государства, но отнюдь не отделена от общества. В кризисные моменты общественной жизни в этот период Патриарх и Священный синод после долгого перерыва стали обращаться к народу с особыми посланиями и призывами сохранять гражданский мир и не платить человеческими судьбами за эксперименты политиков. Например, во время августовского кризиса 1991 года Патриарх, используя свой высокий авторитет, призвал участников противостояния воздержаться от применения оружия под угрозой отлучения от Церкви, а осенью 1993 года был вместе с другими архиереями посредником в переговорах представителей законодательной и исполнительной власти. Кто знает, может быть, голос Патриарха в эти кризисные дни предотвратил полномасштабную гражданскую войну в нашем государстве?

История России дает множество примеров этого единения  в эпохи суровых испытаний, выпавших нашему народу. Православная вера скрепляла нацию, сохраняя целостность  государства. В память о великих событиях национальной истории возводились храмы – храм  в честь Казанской иконы Божьей Матери на Красной площади, воздвигнутый в знак благодарности тем, кто преодолел Смутное время, кафедральный Соборный Храм Христа Спасителя, построенный в честь героев Отечественной войны 1812 года, храм Георгия Победоносца на Поклонной горе, созданный как памятник воинам и военачальникам, погибшим за Родину в Великой Отечественной войне 1941-45 годов.

Мы должны научиться жить, не разрушая прошлое. Опыт истории обогащает человека. Примирение и согласие в обществе вырастают из опыта жизни, из уважения к прошлому страны. Если мы научимся жить в мире со своей совестью, научимся бороться за свои нравственные идеалы, не прибегая к цинизму, бороться за экономическое процветание, ни у кого ничего не отнимая, то в процессе этого созидательного труда у нас вырастут плоды примирения и согласия. Я этого хотел бы пожелать всем нам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.