Доклад на встрече с православной молодежью Кузбасса по случаю 5-летия основания ПМК «Симфония» г. Кемерово

Дорогие отцы, братья и сестры!

Сердечно приветствуем участников сегодняшнего мероприятия»! Наша встреча посвящена теме молодежного служения в Церкви. Почему эта тема актуально в наши дни? Потому что жить можно по-разному, и в молодости тоже. Про некоторых говорят: живет, не приходя в сознание. Может быть, вы встречались с таким определением. Не приходит кто-то в сознание либо потому что все время пьяный, либо под наркотиками, либо настолько человек управляем, настолько им легко манипулировать, что он не может выскочить за границы этих манипуляций, сознательных, бессознательных или просто продиктованных коммерческой выгодой.

Совершенно очевидно, что на современного человека обрушивается колоссальный информационный поток. Вы это знаете — через Интернет, через другие электронные средства коммуникаций, передается огромный поток информации. И вот возникает вопрос: а как себя вести перед лицом всего того, что обрушивается на человека, особенно в молодом возрасте? Мы живем в обществе, и каждый человек находится под влиянием кого-то другого, под влиянием идей, под влиянием эстетических вкусов, которые, в частности, и через моду передаются. Но возникает вопрос: а способен ли человек в современном обществе жить своим умом? Способен ли молодой человек критически оценивать информационный поток?

Развивая этот тезис, хотел бы сказать следующее: нужно иметь способность критически оценивать информацию, которая к вам приходит, нужно иметь мужество сказать «нет», даже когда большинство говорит «да». Собирается молодежь, идет куда-нибудь, начинается пьянка и все пьют — «круто». А хватит ли мужества встать и сказать: «Я этого делать не буду, потому что это не круто, это совсем для меня не круто»? Повернуться и уйти из этой компании.

То же самое касается такой важной темы как любовь. Любовь это величайшее чувство, которое Бог вложил в человеческую природу. Любовь возвышает нас над этим природным миром, делает небожителями, потому что Сам Бог есть Любовь. И когда человек имеет в сердце своем любовь, у него вырастают крылья. Но чувство-то какое удивительное. Оно ведь не запрограммировано на автоматическое присутствие на протяжении всей человеческой жизни, отнюдь. Любовь не запрограммирована. И если эту любовь расточать, если ее растаптывать, если этой любви изменять, то она исчезает. А значит, крылья схлопываются, и не взлетишь к Божественной высоте.

Современная мода на общение, в том числе и между людьми, которые чувствуют симпатию друг к другу, часто сводится к тому, что каждый эксплуатирует другого не во имя любви, а во имя удовлетворения своего инстинкта. И если эти беспорядочные связи человек практикует в течение долгих лет, то он перестает быть способным любить. А потом спрашивают в недоумении: «Ну почему мне так не везет в жизни? Ну почему? Вышла замуж — подонок, за второго — подонок». Или женился — плохо, снова женился — еще хуже. В чем дело?

Дело в том, что если люди соединяются для совместной жизни, расточив потенциал любви, ничего не получится! И когда Церковь говорит: «Будьте осторожны, не играйте с этим великим чувством», она не старомодные вещи говорит, а вечную истину, которая от Бога пришла, а не от людей.

Поэтому я хотел бы всем вам пожелать сильной любви, которая очень вам поможет. Вы, несомненно, найдете свою половинку, вы, несомненно, будете счастливы друг с другом в том случае, если вы этот потенциал великого чувства сами не разрушите. И когда вам кто-то говорит: «А это круто», и подталкивает вас на поступок, который может этот потенциал любви разрушить, скажите: «Это не круто, а это пошло, это плебейство, это скотство. Я выше этого».

Эта жизненная позиция требует способности, готовности и внутренней силы сопротивляться внешним обстоятельствам. Очень важно, чтобы нашими жизнями не распоряжался кто-то другой. А сейчас это очень просто; и в прошлом было просто, но сейчас в особенности. Мы знаем, как Интернет может на белое сказать «черное», и заставить людей верить в то, что это черное. Мы знаем, как формируется информационное пространство в Интернете. Это совершенно не безобидная вещь… Поэтому я хотел бы вас всех призвать к тому, чтобы вы были критичны по отношению в том числе и к информации, которая приходит к вам через Интернет. Другой не должен господствовать в вашей жизни, он не должен порабощать вашу волю, ваше сознание. Он не должен манипулировать вашей жизнью. Нужно всегда быть готовым сказать, что можно жить по-другому.

Действительно, ведь у каждого человека есть призвание. Бог так нас создал. У нас разные призвания, потому что у нас разные способности. Один может стать ученым, бизнесменом, политическим деятелем, государственным руководителем. Другой обретает себя в том, что он становится защитником Родины, врачом или хорошим работником. Третий работает в сельском хозяйстве и наслаждается гармонией жизни на лоне природы. У каждого есть свое призвание.

Очень важно это призвание почувствовать и защитить его, несмотря на многие влияния извне, когда говорят: «Не надо становиться инженером. Надо непременно стать менеджером, быстрее деньги заработаешь. Не надо становиться ученым. Что там всю жизнь просиживать? Нужно становиться банкиром».

Это не значит, что быть менеджером или банкиром плохо. Но это означает, что если все люди будут жить по этой моде, то в стране у нас не будет людей, способных ни науку двигать, ни страной управлять, ни производить материальные ценности, ни хлеб выращивать. Поэтому каждый должен найти сам свое призвание, к чему душа лежит, и развивать это призвание в соответствии со своим собственным взглядом на жизнь.

Хотел бы несколько слов сказать об истории. Мы с вами не имели бы сейчас никаких отреставрированных памятников, никакой красоты в Кузбассе, если бы разрушили прошлое. В нашей стране мы проходили через периоды, когда говорили: «Прошлое — это плохо, его нужно разрушить до основания, а потом построить новый мир».

Один раз в XX веке это сделали — отказались от истории, заявили, что никакой истории до 1917 года не существовало, что была одна только борьба классов. И в этой борьбе, конечно, всегда была одна хорошая сторона, а другая плохая. Мы знаем, как называли хорошую, как называли плохую. Истории не существовало. А если истории не существует, почему нужно охранять памятники? И вы знаете, что было разрушено абсолютное большинство памятников нашего прошлого только потому, что был отказ от истории.

Вот и сегодня нам иногда говорят: «А что в этой истории хорошего? А зачем знать эту историю? И вообще, какой может быть объективный взгляд на историю? Не существует объективного взгляда». Одни считают, что Советский Союз выиграл Великую Отечественную войну, а другие считают, что это совсем не так. Одни говорят, что власовцы — это предатели, а другие говорят, что это люди, которые боролись за свободную Россию. Сколько голов, столько и умов. А уж в истории тем более не может быть ничего общего, не может быть даже единого учебника по истории, потому что, мол, у каждого свое понимание истории.

Нет ничего более опасного, если вам предлагают этот релятивистский подход к истории — все относительно. Это типично в духе философии постмодерна: «Все относительно, нет никакой правды; для тебя герой Александр Матросов, а для меня герой генерал Власов». Если мы разрушаем историю таким подходом, мы становимся иванами, не помнящими родства, нами уж очень легко становится манипулировать.

Ценности приходят из прошлого. Мы говорим, что патриотизм — это ценность. И что мы делаем, чтобы доказать, что это ценность? Мы приводим примеры самозабвенного служения Родине из прошлого, как люди защищали свою страну, как они клали свою жизнь во имя других. Мы живем на этих примерах. Разрушение этого отношения к прошлому, перевод исторического комментария в сферу относительности являются очень опасными. Могут быть разные исследования и споры вокруг тех или иных событий. История это живая наука, она не может быть догматизирована. Но очень важно сохранять целостное восприятие истории — так, как эта история сохраняется в народном сознании.

Есть такое понятие в Церкви — предание, или по-латински «традиция». Традиция — это передача ценностей. Это не передача прошлого во всем его объеме. Из прошлого к нам приходит не только ценное, но и ненужное. Мусор в нашей квартире ведь тоже прошлое. Но никому же в голову не придет сохранять мусор только потому, что он из прошлого. Значит, традиция, предание — это механизм, сохраняющий ценности. И благодаря этому сохранилось вероучение Церкви, потому что был критерий, на основании которого каждое последующее поколение людей оценивало — что есть истина, а что привносимая ложь.

В таком ключе, я думаю, должен формироваться наш комментарий к нашей истории и вообще к истории. Должно быть понимание народом своей истории. Это не пустые слова, потому что это есть часть культуры, часть национального самосознания. И если со ссылкой на плюрализм мнений мы разрушаем наше национальное самосознание, то у нас нет будущего.

Мы живем с вами в многонациональном государстве, среди нас появляются люди разных религиозных убеждений. Мы должны учиться жить, конечно, в многонациональном государстве, оставаясь самими собой. Никто не требует отказа от наших убеждений. Более того, если кто-то, оперируя тем фактом, что мы многонациональное государство, будет требовать отказа от наших убеждений, измены нашей идентичности, такого человека не надо слушать. Но оставаясь русскими людьми со своей традицией, россиянами с нашей многонациональной традицией, мы должны одновременно уметь строить отношения с другими.

Нужно затронуть такую тему, как героизм. Сегодня тоже совершаются битвы, слава Богу, пока в отношении нашей страны не на поле брани. Хотя, как вы знаете из новостей, и на поле брани сегодня страшные битвы. Но нельзя сказать, что мы живем в абсолютно мирной среде. И сегодня происходят битвы, которые проходят без грохота пушек, а враг, который нам угрожает, не пересекает наши границы явно. Но мы все вовлечены в то, что в православной традиции называется «невидимой бранью».

Каждый сегодня участвует в этой брани. Нам предлагают хаос, но мы не должны покупаться на эти рекомендации и участвовать в создании хаоса. Мы видим, к чему хаос привел на Ближнем Востоке, в арабских странах. Хаос — это средство борьбы, в том числе и со страной, изнутри. И когда нам предлагают участвовать в хаосе, предлагая различные объяснения и различную мотивацию, мы должны помнить, что хаос — это национальная катастрофа.

Нам предлагают грех, разрушение моральных устоев. Нужно помнить, что разрушение морали означает разрушение личности. Личность перестает быть целостной, а значит, она становится слабой, значит, бери голыми руками такого человека. Всё внутренне связано в человеке, в человеческой личности, и чрезвычайно важно понимать, что нет большого и малого — даже наши маленькие грехи и маленькие слабости могут подтачивать целостность нашей личности.

Хотя война, о которой я говорю, невидима, наш народ несет в ней тяжелые потери уже сейчас. Я не говорю только о пьянстве, о наркомании, которая тоже пришла извне, но я говорю о чудовищном увеличении количества абортов, разводов. Это сотни тысяч потерянных жизней. Мы были бы другой страной, если бы у нас не было такого большого количества абортов и такого процента разводов — в среднем 70% разводов от числа заключенных браков. А что такое развод? Это крушение жизни. И хотя иногда, что называется, пытаются надуть щеки те, кто разводятся, мол, найду другого или другую найду, на самом деле это трагедия. Следствие развода — дети-сироты при живых родителях. Тот же фактор разводов влияет и на количество абортов. Поэтому мы несем потери. И эти потери, к сожалению, сегодня сильно отражаются и на нашей экономике, и на нашей культурной жизни, и просто не дают нам возможности освоить все наши необъятные просторы.

Завершая это выступление, я хотел бы еще раз всех вас сердечно приветствовать и пожелать вам помощи Божией, крепкой любви, сильного нравственного чувства, внутренней свободы от давления внешних обстоятельств, способности самостоятельно идти по жизни и сопротивляться даже мнению большинства, когда это мнение разрушает ваши представления о самом святом и заветном. Глубоко убежден в том, что тогда мы способны будем построить сильное, жизнеспособное общество, мы будем способны прославить Отечество свое.

Благодарю вас за внимание.

 

Ответы на вопросы во время встречи со студентами

Что нужно сделать нам, молодым, чтобы сохранить мир и спокойствие у нас на Родине?

 

И молодым, и людям среднего возраста, и старым нужно делать одно — бороться за то, чтобы Россия сохранила свой суверенитет. Суверенитет не формальный, а реальный; а реальный суверенитет — это способность отстаивать на международной арене свою точку зрения, даже если она не совпадает с мнением самых могущественных стран. Суверенитет — это способность идти своим путем, опираясь на свою систему ценностей.

Сегодня наш суверенитет раздражает многих в мире. Вы все должны уметь различать духов (см. 1 Кор. 12:10), особенно когда вас начинают склонять к тому, чтобы вы становились участниками хаоса.

Нужно бережно относиться к своей стране, нужно воспитывать самих себя и своих детей в тех убеждениях, которые формируют нашу общность, которые из отдельных людей составляют единый российский народ. И если наша молодежь, от которой в самом деле многое зависит, займет сегодня такую жизненную позицию, то это будет серьезным сигналом для тех, кто придерживается иных точек зрения.

    В одной из своих проповедей Патриарх сказал о том, что Церковь должна говорить на современном языке. Когда Церковь начнет на нем говорить? Богослужебным языком у нас является церковнославянский. Как может народ понять проповедь, которую говорит священник, если Евангелие было прочитано на церковнославянском языке и народ совершенно его не понял? Как нам в такой ситуации найти компромисс? Ведь церковнославянский язык является очень важным для нас, это очень красивый язык, и я очень люблю его, но, к сожалению, сейчас он уже становится непонятным.

Вопрос имеет несколько измерений. Одно чисто практическое, о котором Вы говорите. Действительно, люди, которые приходят с улицы, у которых отсутствует церковное воспитание, которые не посещали воскресную школу, лишены возможности понимать славянские тексты. Но в Церкви таких людей сегодня, к сожалению, меньшинство. А большинство — это те, для кого славянский язык понятен. Это, знаете, как слова колыбельной песни, это всё с детства, с молодости. Современный язык будет резать ухо и вызывать недовольство. А что такое недовольство? Человек не может из храма выйти недовольным. Он всегда должен выходить утешенным, успокоенным. У него должна состояться встреча с Богом, он должен почувствовать благодать Божию. И поэтому мы не можем вот так взять, тумблер повернуть и перевести на русский язык. Тем более что славянский язык является калькой с греческого языка. А богослужение написано по-гречески, и даже глагольные формы, которые существуют на славянском, отсутствуют на русском. Кроме того, каноны, которые у нас читаются, выдержаны в стихотворной форме. Это, конечно, не рифма в обычном понимании этого слова, но это особый размер, его легко петь. И для того чтобы перевести это на русский язык, нужен поэт, нужен невероятно талантливый человек, который сделал бы то же самое, только по-русски. Может быть, этим мы станем заниматься в будущем?

Молодежь, которая сегодня приходит, ставит, как и Вы, эти вопросы. Но вот по какому пути мы пошли, чтобы разрешить эту дилемму и вместе с тем не разрушить единство общины. Я всем говорю — всем отцам, которые здесь находятся: в храмах должны быть два расписания. Расписание богослужений и расписание внебогослужебной деятельности. А что такое внебогослужебная деятельность? А это собрания. Допустим, в понедельник собрание со студенческой молодежью, которая интересуется Православием, которая ничего не понимает по-славянски, но у которой есть интерес. По-разному можно проводить такие собрания. Например, сесть в кружок, и опытный священник им говорит: «Сегодня читалось вот такое Евангелие. Прочитайте, пожалуйста, отрывочек из этого Евангелия, а потом пускай каждый скажет, как он это понимает». Читается по-русски, все высказались, а потом священник подводит итог. — «А теперь — вот у нас есть замечательные песни отца Романа, нашего барда, это такой церковный Окуджава. Давайте на гитаре поиграем, споем». — Спели. — «А теперь давайте своими словами помолимся — смотрите, что сейчас в Сирии творится. Давайте помолимся об этих людях».

Ни одного слова по-славянски, всё в современной стилистике, в современной культуре, то, что привычно и понятно любому человеку. Проходит так полгода, а, может, год. И человек, который посещает такого рода занятия, такого рода инициативы — а ведь можно, кроме того, организовывать какие-то походы, поездки — становится человеком церковным, и в храме начинает всё понимать. И без этой литургической реформы, без этого слома, без этого противостояния поколений мы можем абсолютно спокойно решить эту задачу. Но для этого наши священники должны работать в этом плане. Это сейчас категорическое требование Архиерея ко всей Церкви в пределах митрополии. Некоторые приходы, конечно, этого не могут сделать, особенно в селе — маленький приход, один священник, — но в крупных приходах, особенно там, где есть молодежь, обязательно должна быть внебогослужебная деятельность. И не только с молодежью — почему бы и пожилых людей не приглашать чаю попить? Ведь есть одинокие люди, особенно старушки, — сердце надрывается, когда на них смотришь. Всю жизнь проработала в колхозе или еще где-то, руки страшные, ничего человек в жизни не видел — и в конце жизни одиночество. Почему бы не собрать? Почему бы чаю не попить? Почему бы в лото с ними не поиграть? Почему бы не порукодельничать?

Церковь должна быть местом социальной активности и образовательных проектов. Вот так я вижу будущее Православия.

Русская Православная Церковь наряду с духовным образованием ставит во главу угла патриотическое воспитание молодежи. Так вот, скажите, пожалуйста, как должны строиться отношения между молодежью и Церковью?

 

Думаю, тема патриотизма одинаково важна и для молодого человека, и для людей среднего и пожилого возраста. Она одинаково важна для Церкви и для других институтов, которые существуют в нашей стране, потому что без патриотического воспитания мы можем потерять страну. Патриотизм всегда вырастает из прошлого, как, собственно говоря, и всё остальное.

Ведь и вы тоже вырастаете из прошлого. Вы учитесь по учебникам, а они были написаны до Вас — это же прошлое, это предыдущие поколения. Поэтому, если быть последовательными и, как нам иногда предлагают, всё разрушить, то надо будет просто разорвать учебники и сказать: «вообще не хочу знать ничего из того, что было в прошлом». А в настоящем-то окажется, может быть, лишь один процент из того, что вам необходимо знать. Всё приходит из прошлого. В том числе и патриотическое чувство есть усвоение уроков истории, есть понимание того, что такое Родина. Для воспитания патриотического чувства необходимо сложение усилий. Церковь одна не может воспитать патриотов. Важно, чтобы это происходило в наших университетах и институтах. Но у меня есть подозрение, что у нас высшая школа самоустраняется от вопросов воспитания. Не хочу говорить о Смоленске, дай Бог, чтобы здесь было иначе. Но, общаясь с ректорами и профессорами, я нередко убеждаюсь в том, что собственно воспитание в высшей школе не происходит, а сегодня уже и в средней школе воспитание осуществляется очень ущербно.

Но вы должны помнить, что задача школы, будь то средняя или высшая, — это воспитание личности. Это не только формирование рабочих навыков, как иногда говорят: «нужно подчинить высшую школу стихии рынка». Да как вы сможете физика-теоретика подчинить рынку? Как вы сможете подчинить рынку историка? Как вы сможете подчинить рынку человека, который никогда не будет заниматься производством, то есть той сферой, которая регулируется рынком? Поэтому воспитание имеет очень важное значение, и дай Бог, чтобы у нас как можно быстрее восстанавливалась эта функция в высших учебных заведениях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.