Кузбасский историк провел научную работу по фактам происхождения надгробной плиты, хранящейся в храме с. Старобачаты

фактВ Кузбассе проведена научно-исследовательская работа по фактам происхождения фрагмента надгробной плиты, хранящегося в храме святителя Николая Чудотворца села Старобачаты Беловского района. В ней, в частности, опровергаются заявления ряда людей, утверждающих, что плита посвящена памяти якобы убиенных во время красного террора настоятеля этого храма иерея Александра и его сыновей Петра и Стефана.

Напомним, что фрагмент плиты с эпитафией (надгробной надписью) был найден несколько лет назад в с. Старобачаты. Людская молва, ссылаясь на воспоминания старожилов о том, что в 1919 году банда богоборца Рогова сожгла храм в Старобачатах и убила местного священника, отнесла иерея Александра с его сыновьями, чьи имена означены на плите, к жертвам  террора.

Автор исследовательской работы кандидат исторических наук, доцент Кемеровского госуниверситета Алексей Адаменко свой анализ начал с внимательного прочтения фрагмента надписи на плите, который гласит: «Господи услыши сию молитву сирых иерея Александра, чад Петра и Стефана и прими ее, якоже приял еси вдовицы два лепта и будь благословенно Имя Твое во веки. Аминь». По словам историка, из текста надписи становится понятно, что сделана она от имени священника и его сыновей в память о ком-то. Самим себе они поставить памятник не могли.

Далее исследователь обратился к метрическим книгам бачатской церкви, сохранившимся в Государственном архиве Кемеровской области. В них, в частности, говорится о том, что в Никольском храме в период с 1874 по 1884 годы служил священник Александр Вознесенский и у него были сыновья Петр и Степан. Супруга отца Александра – Параскева Поликарповна скончалась при родах в 1883 году. На следующий год после смерти матушки отец Александр с сыновьями покинул село Бачатское и служил в разных храмах Томска. Последний документ, где упоминается священник Александр Вознесенский, датируется 1920 годом. Проанализировав эту информацию, Алексей Адаменко полагает, что плита была установлена иереем Александром с сыновьями в память об умершей супруге и, по совместительству, матери. Словом «сирые» они именуют себя самих, прося Господа упокоить душу дорогого им человека.

Также в архивных документах говорится о том, что ко времени октябрьского переворота, с которого начался красный террор, в Никольском храме с. Старобачаты служили священники Алексей Скорбилин (с 22 декабря 1914 года по 1918-й) и Маркел Платонов (с ноября 1915 года по июль 1917-го). Следующим в череде настоятелей, согласно документам, был священник Иван Мазепа, служивший в 1927 году. Кто именно возглавлял приход в годы гражданской войны и кто из священников пал от рук Роговцев, со слов исследователя, в архивах не значится.

Однако указанный выше факт, по утверждению Алексея Адаменко, не смущает авторов ряда краеведческих публикаций. Так в 2011 году к 285-летию основания г. Белово были выпущены исторические очерки, в которых говорится об убиенном в Бачатах священнике и называется его имя – отец Александр Калугин. Со слов историка, из архивных исследований давно известно, что иерей Александр Калугин служил в Бачатском гораздо раньше: с 1896 по 1905 годы, затем два месяца в 1909 году и три – в 1910-м, очевидно, замещая отсутствующих батюшек. До драматических событий 1919 года в Бачатском после отца Александра Кулагина сменилось еще несколько настоятелей.

«История сибирских приходов во многом еще не изучена, немало страниц ее представляют собой белые пятна. И очень важно заполнить их не домыслами, а фактами», — отмечает автор исследовательской работы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.