Директор по персоналу АО «СУЭК-Кузбасс»: Строительство храмов – фактор сближения шахтёров

Продолжая работу над реализацией проекта-победителя Конкурса малых грантов «Православная инициатива» «Православное наследие шахтёров Кузбасса», команда Информационно-просветительского отдела Кемеровской епархии и портала «Приходы» встретилась с Александром Николаевичем Машнюком, директором по персоналу и административно-хозяйственной деятельности АО «СУЭК-Кузбасс».

В беседе речь зашла о том, зачем одному из ведущих угледобывающих предприятий страны строить храмы на своих промышленных площадках, как помогает вера спускающемуся в забой шахтёру, как христианство укрепляет общинность горняков.

Александр Николаевич, как «СУЭК-Кузбасс» стала одним из видных храмостроителей региона?

Мы возвели 4 часовни на территориях разных шахт, возвели церковь в центральной части города Ленинска-Кузнецка, недалеко от нашего офиса. Когда мы начинали первую стройку в 2010 году, перед нами не стояло дилеммы: строить или нет. Всё было решено однозначно. И, когда компания была готова к обустройству этих святых мест, мы обратились к нашим рабочим с просьбой помочь в строительстве. Откликнулись абсолютно все. Так удалось построить две часовни на ленинск-кузнецких шахтах имени Кирова и «Комсомолец». В дальнейшем были созданы ещё две часовни, а также один храм на территории наших предприятий.

Эти объекты мы строили для того, чтобы наши работники могли до смены или после неё по зову души зайти в церковь, помолиться, поставить свечку или просто посидеть, подумать.

Строительство храмов, безусловно, объединяет, сплачивает людей. Появляется камерность в общении, душевность во взаимоотношениях. Сближает и причастность к общему, очень необычному для шахтёров делу, возможность приобщиться в своей обыденной шахтёрской жизни к чему-то вечному.

Для чего промышленному предприятию необходимо инвестировать в духовные ценности?

Мы занимаемся просветительской работой потому, что в этом есть запрос наших сердец, внутренняя потребность. Потребность не отдать дань чему-либо или что-то оплатить, а именно реализовать то, что нас вдохновляет. Ценности, которые провозглашает Церковь, близки нам. Мы их разделяем и поэтому стремимся не только построить храм, но и участвовать в его жизни.

Сегодня имидж шахтёра в обществе слишком упрощён. Угольшики, особенно в нынешнее время, интеллектуально развиты, имеют широкий круг интересов. Этому высокому уровню соответствует и духовный запрос горняков, их отношение к вере. Ярким подтверждением этого является то, с каким желанием люди откликаются на приглашения вместе помолиться в храме, обсудить со священником вопросы духовного порядка.

Потребность в духовности в обществе определённо сильна. Наверное, усталость от нестабильности перестроечных времён сейчас компенсируется у многих людей желанием и стремлением приобщиться к вере. И духовный поиск определяется не только профессией. Но у шахтёра этот запрос есть, это очевидно.

Многие убеждены, что шахтёрская молитва – некий ритуал, позволяющий труженику заполучить духовный тотем, который сможет защитить от непредвиденных ситуаций. Для чего же, на Ваш взгляд, шахтёру на самом деле нужен храм?

Сложность и опасность шахтёрского труда делает их большими ценителями жизни во всех её проявлениях. Тяжёлый труд требует от человека компенсации и восстановления. Не только в физическом, но и в моральном, в эмоциональном плане. Храм способствует такому восстановлению. Не обязательно даже заходить в храм. То, что он рядом, на территории наших предприятий, я уверен, людей вдохновляет. Вдохновляет на дальнейшее развитие, на человеческие взаимоотношения, на то, чтобы продолжать хотеть жить.

Шахтёры уже достаточно давно обращаются в своих молитвах к святой Варваре. Наряду с шахтовым методом, сегодня огромное количество угля добывается открытым способом, но они точно также почитают великомученицу.

Подземный способ угледобычи не отходит на второй план: есть запасы, которые пригодны для открытой разработки, а есть те, которые пригодны только для подземных работ. Определение способа добычи – вопрос, который зависит от сложной совокупности инженерных решений. Вне зависимости от способа, и то, и другое остаётся добычей угля. Это нужный, важный и непростой труд. Труженики разрезов – такие же угольщики, как и мы. Я уверен, что их духовные потребности такие же, как и у угольщиков-подземщиков. Люди – везде люди. Всем свойственно искать поддержки у Бога, друг у друга, у родственников. Поддержка и опора нужны везде.

Что такое вера лично для Вас?

Я лично принимал участие в строительстве двух церквей, делал это осознанно. С большим уважением я отношусь к верующим людям. Для меня вера – это то, чем живут многие, что дорого и ценно, что составляет важную часть жизни многих, и уже поэтому вера вызывает огромное уважение. Свою потребность в духовной опоре я, может, и нахожу через участие в строительстве храмов. Мне это дорого, для меня это ценно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.