Слово после освящения мозаичных икон экстерьера собора Рождества Христова в Новокоузнецке

Священнодействуя и вознося молитву у апсиды храма-памятника, невольно вспоминаются трагические события Кузбасса – техногенные катастрофы, взрывы метана в горных выработках и гибель сотен горняков. Это — общая боль и горе для жителей шахтерского региона.

Горе присутствует в жизни людей, и горе есть результат греха. Если люди отступают от Божьего закона, то в жизнь их вторгаются грех и зло, а вместе с грехом и злом, как естественное следствие, — страдание. Если бы не было человеческого страдания, то была бы несправедливость, потому что даже нарушение земных законов через суд наказывается человеческим страданием. Каждое преступление должно быть искуплено.

Мы совершаем во множестве отступления от Божьего закона, мы совершаем грехи и в мыслях, и в делах своих, и в личной своей жизни, и в жизни общественной. Мы часто живем так, как будто ни Бога, ни Божьего закона нет. Кого-то еще укоряет совесть, а у кого-то совесть сожжена. Может быть, в какие-то отдельные моменты жизни человек еще уязвляется совестью и говорит «Господи, прости!», но затем снова, помраченный страстями, буйством своей природы, устремляется к деланию греха. И в ответ на это Господь нас наказывает. Боль, страдания — это наказание за наши грехи. И не только за грехи отдельного человека, но и, может быть, за грехи народов. Иначе мы и не понимаем таких явлений, как войны, которые уносят жизни многих людей. В раю не могло быть войны. Среди святых не могло быть войны. Невозможно представить себе, чтобы Антоний и Феодосий Печерские, Сергий Радонежский и Серафим Саровский воевали друг с другом, оправдывая свой конфликт какими-то надуманными аргументами. Среди святых — мир.

Грех, который проник в природу человека, толкает людей к тому, что они во имя достижения греховных целей совершают ошибки. Страшной ошибкой была причина Распадской катастрофы. Взрывы и гибель десятков шахтеров на шахтах «Зыряновская», «Юбилейная» и «Ульяновская» связаны с человеческим фактором как главной причиной. Но мы как люди верующие должны прозревать — ведь Господь мог и не допустить техногенной аварии. Однако Господь попустил, и многие люди собственной смертью внесли, может быть, свой вклад в искупление грехов многих.

Такие катастрофы, как взрывы на шахтах, свидетельствует о том, что человек, обретая огромную силу — через свой разум, через проникновение в науку, через развитие технологий, — должен одновременно возрастать в великой нравственной ответственности за окружающих его людей, за мир Божий, за богозданную природу. Если развитие науки и техники не сопровождается возрастанием нравственной ответственности, то плоды человеческого разума направляются на греховные цели, на то, чтобы иметь больше денег, энергии, власти и силы, больше потреблять и тратить. Когда нет высокой нравственной ответственности, когда страх Божий исчезает из жизни людей, то в погоне за этой властью — физической, мирской властью — люди и допускают роковые ошибки.

Замечательные слова сказал святитель Московский Филарет: «Промысл Божий даже дурные человеческие поступки способен обращать во благо». Несомненно, никогда не следует забывать жертв техногенных катастроф. Конечно, Святая Церковь молится об упокоении тех, кто погиб. Но в горных катастрофах, как и в каждом событии, особенно эпохальном, несомненно, присутствовал перст Божий, ибо ликвидация последствий этих катастроф стала великим нравственным подвигом для тысяч людей, особенно в лице горноспасателей. Конечно, не открытым и ясным исповеданием веры, но подвигом жертвы, готовностью идти на смерть для того, чтобы защитить других.

Мы не знаем, все горноспасатели — там, в горных выработках взорвавшихся шахт, — были сознательно верующими. Но они поступали по нравственному закону, который Бог вложил в их природу, творя, по слову апостола Павла, добро в их сердцах (ср. Рим. 2:15). Эти люди являются сегодня молитвенниками за многих из нас. Они, несомненно, у Господа, потому что выполнили Его самую трудную заповедь — положить жизнь свою «за други своя» (см. Ин. 15:13). Они у престола Живоначальной Троицы, мозаичное изображение Которой мы освятили, они в сонме святых, которые своими светлыми ликами украшают Православные храмы.

Было еще и другое очень важное последствие этих аварий. Ведь именно с них началось критическое осмысление нашей действительности, которая всем казалась такой гладкой и спокойной, такой бесконфликтной, потому что правды о шахтерской жизни мы не знали. Эту горькую правду о катастрофах скрывать стало невозможно, потому что катастрофы стали носить глобальный характер: не только в Кузбассе, но еще более страшные в других странах. Все, что произошло, стало началом процесса осмысления нашей жизни. Для многих он был связан с покаянием, с пониманием того, что дальше без Бога жить нельзя.

Какие же уроки мы как народ должны вынести из всего того, что произошло? Никогда и ни при каких условиях человеку нельзя отрекаться от Бога, пренебрегать Его нравственным законом, потому что иначе мы будем беззащитны и смертельно уязвимы.

Сегодня никто нас прямо и насильно не склоняет к тому, чтобы мы отрекались от веры. Но образ жизни, который сегодня предлагается в планетарном масштабе, — это образ жизни безбожный, в нем нет Бога, но есть потребление, безудержное стремление к богатству, к власти, к силе. Где же гарантия, что наши современники или потомки, лишенные чувства нравственной ответственности, вновь не оступятся и не совершат нечто такое, что снова повлечет видимые знаки Божьего гнева?

Церковь Божия не может не извлекать из такого рода исторических событий выводы, имеющие связь с нашей верой. Сегодня мы такие выводы делаем. Памятуя о случившихся катастрофах на шахтах Кузбасса, обращаемся к Богу с молитвой, чтобы Господь укрепил нашу веру, помог сопровождать силой веры и силой нравственного чувства научное, техническое, общественное, социальное, политическое, экономическое развитие общества.

Это очень непросто, потому что мы будем неизбежно сталкиваться с силами, которые не верят в Бога и стремятся построить безбожную цивилизацию. Мы слабы по отношению к этим силам, потому что в их руках реальные возможности управлять массовым сознанием людей. Но с нами Бог, и в смирении и простоте сердца, без всяких претензий на человеческую власть мы должны и будем нести свидетельство миру о Божией правде, о силе Божьего закона, о том, что спасительной, благополучной и счастливой может быть только та жизнь, в которой Божественное соединяется с человеческим; только та жизнь, где усилия человеческого разума и воли поддерживаются благодатью Божией. Чем сложнее становится мир, тем больше нуждаемся мы в этом Божественном содействии нам.

«Потому да не смущается сердце ваше: веруйте во Христа и в Бога веруйте» (см. Ин. 14:1). Простотой своей веры, силой своей молитвы служите тому, братья и сестры, семинаристы и представители власти, дорогие соотечественники, чтобы Богом созданный мир оставался способным принимать Божественную благодать, обладающую силой спасения рода человеческого.

А м и н ь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.